Богословие и жизнь


Регистрация
ФОРУМ | ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ | ГЕНЕРАТОР ПРОПОВЕДЕЙ

просмотров: 6061 | История церкви, догматика

Напечатать

Почему важно верить в Троицу


Вопрос о догмате Троицы, в котором систематизированы известные человеку сведения о природе Бога, является самым сложным и самым тонким в христианском богословии. Порой этот догмат остается непонятым даже теми верующими, которые имеют богатый опыт христианской жизни. Неверующие чаще всего не понимают его совсем и поэтому не видят той исключительной привлекательности христианской веры, которая отделяет христианство от остальных религий и верований. По сути, именно принятие догмата Троицы делает христианина христианином, так как верующий, не принимающий Божественности Иисуса Христа, скорее должен быть отнесен к последователям иудаизма или ислама.

Общаясь с противниками догмата Троицы (антитринитариями), я все больше убеждаюсь, что отрицание ими Троицы есть лишь своеобразная рефлексия тринитаризма. Часто христианская философия противопоставляется у них катехизаторскому подходу к Библии, в котором они видят здоровую христианскую простоту. Они все равно мыслят по-тринитарному и просто до конца не понимают, какие следствия имеют их утверждения. А ведь именно в следствиях здесь и содержится весь смысл.

Позвольте привести характерный пример. В диалогах с антитринитариями часто встает вопрос о том, был ли Христос рожден или существовал вечно.

Библия в одном месте говорит, что Иисус существовал вечно: «без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни, уподобляясь Сыну Божию, пребывает священником навсегда» (Евр 7:1). Но в другом месте, вроде бы, говорит, что был рожден: «Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари» (Кол.1:15)

В обыденном понимании мысль о рождении (а само наименование Иисуса Сыном Божиим предполагает такую мысль) вызывает в нашем уме ассоциацию с обычным человеческим рождением – следствием полового акта. Примерно так понимается Сыновство Иисуса в Коране, где с возмущением говорится, что христиане вменяют Богу то, что Он «взял себе подругу». Естественно, ничему подобному христиане не учат и не учили никогда. Понятно, что в духовном мире всё происходит иначе, чем в мире материальном. Но употребленная в Библии аналогия с человеческим рождением все же требует более детального рассмотрения некоторых моментов – например, вопроса, откуда приходит в мир человек и как зарождается его сознание.

Любой рождающийся на свет человек приходит в мир из небытия. Его не было, и вот он есть. Поэтому то же самое справедливо и в отношении Иисуса: если считать, что Он, как и мы, рожден из небытия, и если Его когда-то не было, значит, Он является результатом Божьего творения. Иными словами, Он - тварь. А если Он – тварь, то наша вера не имеет никакого смысла, так как мы были искуплены тварью, подобной нам. Мысль об этом рождает грустные и безрадостные картины.

Если Бог тринитариев Сам искупил сотворенных Им людей, то Бог антитринитариев возложил расплату за людские грехи на свое творение, а Сам при этом отошел в сторону. И благодарны мы должны быть за свое спасение такому же сотворенному существу, как и мы сами, так как получается, что Бог в нашем спасении не участвовал. А значит, закон Его не имеет иных оснований, кроме Его собственных амбиций – люди грешили, и Он их наказывал, а потом они согрешили особенно тяжко, и Он объявил, что прощает тех, кто согласиться с возможностью искупления его грехов кровью другого сотворенного Им существа.

По сути, такая позиция антитринитариев, основанная на утверждении о тварной природе Иисуса, имеет очень сомнительную привлекательность и больше напоминает изощренную хулу на Бога. Поэтому многие антитринитарии пытаются смягчить жесткость своей позиции. Иисус по их словам был тварью, но тварью особого порядка – не только безгрешной (как ангел), а самой совершенной из сотворенных Богом. И Бог Его очень любил – как сына. Людей же он любил больше, поэтому пожертвовал Им ради их спасения. Но такой Бог является плохим примером любви, так как любой нормальный человек скорее пожертвует собой ради своего сына, чем согласиться смотреть, как менее любимый сын будет умирать за сыновей-любимчиков. Из такого антитринитароного взгляда будет вытекать еще одно прямое следствие – необходимость проранжировать любовь Бога по степени совершенности творения и Его готовности принести одних в жертву другим.

Многие здесь пытаются возражать, полагая, что Бог просто физически на мог искупить людей Своей смертью, так как на то Он и Бог, чтобы быть вне смерти. Поэтому Ему пришлось для искупления людей прибегнуть к помощи своего Сына-человека. Такое утверждение похоже на известный атеистический софизм: «Может ли Бог сотворить камень такой величины, что сам не сможет его поднять?». Так и вменяя Богу невозможность Самому искупить людей, антитринитарии загоняют собственные представления о Нем в еще более худшую ловушку, чем те, кто пытаются найти смысл в том софизме (Кстати, способы разрешения подобных парадоксов вывел известный американский философ-атеист Бертран Рассел). Тринитарии же, веря, что Бог – единый в трех ипостасях, Сам искупил людей, подчеркивают величие Бога. Отцу незачем было умирать на кресте, так как на кресте умирал единосущный с Ним Сын. Умирал на кресте Бог Сын «единый по Божеству» с Богом Отцом, а с нами «единый по человечеству».

Поэтому вопрос о рождении Сына правильно трактуется так – Сын был рожден не из небытия, а из сущности Отца (Иоан.1:18). Значит, Он существовал вечно, как вечен Бог Отец, так как всегда существовал в Его сущности. А раз Сын с Отцом единосущны, то мы искуплены не тварью, а Самим Богом.

В принципе, вопрос Божественности Христа редко подвергается сомнению теми, кто оценил подлинную суть христианства. Христианство – единственная религия, в которой Бог так близок человеку и так велик, что Его величие обратилось в спасительное для людей уничижение. Бог так возлюбил человека, что Сам умер за него на кресте. А точнее, умер вместо него. Такое понимание Бога дает особую силу духовной жизни человека. Вера его имеет своим основанием не страх или признание своего ничтожества перед более сильным, а любовь к Тому, Кто возлюбил нас превыше всего. Он любит нас, и готов принять в Свою любовь такими, какие мы есть, ведь умирал Он за грешников, а не за праведников. Если лишить христианство этого внутреннего стрежня, оно превращается в скучный морализм, к которому сводятся все нехристианские религии: «Хорошо быть хорошим, и плохо быть плохим. Если будете вести себя хорошо, то будете хорошими и все у вас будет хорошо, а если будете вести себя плохо, то будете плохими и все у вас будет плохо. Поэтому ведите себя хорошо, и не ведите себя плохо.»

Именно догмат Троицы придает христианству смысл, благодаря которому христианство наделяет жизнь человека особым значением, до предела приближая его к Богу, а не учит, как делать хорошую мину (социально одобряемое поведение) при плохой игре (изначальной греховности человека).

Так или иначе, отрицание или умаление традиционных представлений о Божественности Христа, воплощенных в догмате Троицы, заканчивается открытым богохульством, если антитринитарные тезисы получают логическое развитие. Это и не удивительно, так как догмат Троицы создавался на протяжении нескольких веков, в течение которых были найдены наилучшие формулировки, исключающие возникновение таких следствий. Плохо лишь то, что современные антитринитарии не знают церковной истории и в который уже раз наступают на одни и те же грабли.

Поэтому при разговоре о догмате Троицы иногда бывает уместнее объяснить, не что есть этот догмат, а что этот догмат НЕ есть. Догмат Троицы, во-первых, не есть обыденная ересь тритеизма. То есть, учения о том, что на небесах имеется небольшой пантеон из трех Богов. По всей видимости, подобные мысли были в голове у тех средневековых художников, которые иногда изображали Троицу в виде трехголового чуда-юда. Сегодня эту картинку любят показывать всем Свидетели Иеговы, убеждая своих слушателей, что христиане-тринитарии видят своего Бога именно в таком виде.

Догмат Троицы также не является какой-либо разновидностью старой монархианской ереси, из которой наиболее популярен был модализм. Удивительно, но в наши дни модализм снова начал поднимать голову. Суть этой ереси в том, что Один Бог проявлял себя в разных модальностях. Он существовал как Отец в ВЗ, потом воплотился на земле в Сына – человека. Сын умер на кресте, Бог снова перевоплотился в Отца. В общем, один Бог успел побывать и Отцом и Сыном. Тертуллиан, полемизируя с модалистами (например, в трактате "Против Праксея") даже видел в их учении мысль о смерти на кресте Бога Отца. Хотя сами модалисты такую мысль напрямую не принимали, она так или иначе вытекала из их учения.

Большинство тринитарных ересей возникало в связи с вопросом о Божественности Иисуса. Но если этой теме посвящено довольно много материала, то вопрос Божественности Духа почему-то редко объясняется подробно.

К сожалению, в наши дни духоборческие идеи тоже весьма популярны, что во многом объясняется непониманием роли Св. Духа. Многие, считая Св. Дух энергией или просто голосом Бога, думают, что выводят этим какое-то очень умное и, главное, современное понимание природы Св. Духа, хотя на самом деле впадают в опасную ересь. Но даже у самых ортодоксальных христиан с догматическим складом ума часто где-то в глубине души сидит мысль о том, что Св. Духа просто обожествили за компанию, чтобы получить тройку. Тут можно вспомнить троичные выкладки Платона или Филона Александрийского, которые могли послужить примером. Можно, кстати, пойти дальше и вспомнить еще и индуистскую троицу – Тримурти. Есть довольно грустные примеры такого неверного понимания.

Между тем, вопрос Божественности Духа так же важен, как и вопрос Божественности Христа. Позвольте пояснить почему.

Издревле Бог открывал себя людям если не антропоморфным, то хотя бы тождественным им по образу и подобию. О Боге в Библии говорится как о Ком-то подобном человеку. То есть, Бог (Бог-Отец) каким-то образом пространственно локализован. В Библии Бог представлен как нечто целостное, великий властитель, восседающий на престоле. Но если Бог пространственно локализован, то как Он видит мои дела? Он «во святом храме Своем, Господь, - престол Его на небесах» (Пс.10:4), я на земле, нас разделяют тысячи километров. Может быть, я могу спокойно грешить, а Бог не узнает об этом? Но я думаю, никто не будет спорить с тем, что Бог о наших грехах все-таки каким-то образом узнает, как бы мы их от Него не прятали.

Предположим, что Он не локализован в какой-то одной точке вселенной, а присутствует везде, наполняя Собой весь мир, ибо как иначе Ему будут ведомы дела всех людей? Здесь очень легко дойти до пантеизма – учения, свойственного многим древним языческим религиям. Бог наполняет все и является всем. Он наполняет собой весь мир и присутствует во всех вещах, даже в камешках под ногами. Значит, Бог - это природа. Таким образом, обожествляется материя.

Из этой установки можно сделать целый ряд далеко идущих выводов. Люди попроще, узнав, что Бог присутствует в камешке, поднимут это камешек, просверлят в нем дырочку, не забыв предварительно перед камешком извиниться, и будут носить его на шее, полагая, что носят вместилище Бога. Люди посложнее задумаются – если Бог есть некая мыслящая всеобщая материя, то как эта материя себя проявляет по отношению к нам? Волю Божью будут узнавать по цвету заката, по дуновению ветра, по длительности дождя. К тому же, если Бог, наполняющий собой мир и обожествляющий его своей полнотой, одинаково присутствует во всей материи, то почему мир антропоцентричен? Может быть, Бог не есть Бог людей, а еще и Бог животных? Почему мы должны как-то отделять себя от них? Давайте жить в мире, наполняемом Богом наравне со всем, что его наполняет. То есть, давайте начнем жить как они, не имея каких-либо моральных запретов!

Пантеизм был характерной чертой языческого мировоззрения. Пантеистическую трактовку Божьего бытия, в частности, давали философы Нового Времени, что постепенно привело к деизму, а дальше к полному отрицанию участия Бога в жизни людей. Философам нужно было найти причину первотолчка движения материи, а для чего-то большего Бог им был не нужен.

Но как еще можно решить проблему соотношения пространственной локализации Бога и Его присутствия во всем мире, Его всеведения, если не принимать пантеистической наполняемости мира Богом? Иудаизм наполнил мир ангелами и духами, которые служили посредниками. Такой подход иногда порождал довольно странные мысли. Например, женщине предписывалось носить покрывало на голове, чтобы ангел не засмотрелся на её красоту и не забыл переправить её молитву Богу. На это поверье намекает апостол Павел: «Посему жена и должна иметь на голове своей [знак] власти [над] [нею], для Ангелов.» (1Кор.11:10)

В христианстве вопрос соотношения пространственной локализации и всеведения Бога решается через существование третьей личности Божества, Которой ведомы все наши дела и мысли без посредничества ангелов. Бытие Божественного Духа предусматривает несколько иную трактовку бытия человека. Маркс считал, что бытие определяет сознание. Но цель христианской жизни – сделать так, чтобы не бытие определяло сознание человека, а его вера и принципы. Мысль Маркса справедлива в отношении материального благополучия человека, а в отношении его духовной жизни действует обратный принцип — сознание определяет или даже создает бытие.

С точки зрения Бога бытие сознания ни менее реально, чем бытие материи:

«Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем.» (Матф.5:27,28)

И Бог также обязан иметь свое бытие в области человеческого сознания. Эта именно та область, где действует Святой Дух. Естественно, бытие Духа не ограничивается идеальной сферой, Им творились (и творятся) дела, ощущаемые вполне материально. Но бытие Духа Святого открывает нам решение проблемы всеведения пространственно локализованного Бога, позволяя избежать опасностей пантеизма – единственной альтернативы учения о Божественности Духа.

К тому же, сама жизнь христианина, его духовный опыт убеждает его в том, что Св. Дух является личностью. Если Святой Дух лишь энергия или голос Бога, то воздействие его было бы на всех одинаково. В действии же Святого Духа проявляется разумная воля. Дух Божий, приникающий в самые глубины человеческой души, не станет действовать там против желания человека, и, наоборот, посылает обильные благословения тем, кто того искренне желает. Те же самые божественные явления – «энергия» или голос Бога, с которым хотят уровнять личность Св. Духа, на самом деле существуют, только действуют на человека не так как Св. Дух:

«Вид же славы Господней на вершине горы был пред глазами сынов Израилевых, как огонь поядающий.» (Исх.24:17) «На третий день, при наступлении утра, были громы и молнии, и густое облако над горою, и трубный звук весьма сильный; и вострепетал весь народ, бывший в стане.» (Исх.19:16)

К тому же, все личности в Божественной Троице взаимосвязаны, и отрицание или умаление значения одной из них ведет к искажению понимания остальных. Если не считать Св. Духа Богом, придется наделять его ролью либо Отца, либо Сына, что исказит в наших глазах их подлинный образ.

К сожалению, многие христиане сегодня подвергают догмат Троицы сомнению еще и потому, что, по их мнению, он не содержится в Библии именно в такой форме, как им бы того хотелось. Это и не удивительно, ведь христианская догматика во всей своей полноте и целостности сформировалась спустя столетия с момента написания последних библейских книг. Поэтому крайне неосмотрительным будет принесение раннехристианского догмата Троицы в жертву узкому пониманию догмата «Библия и только Библия». Если подойти к лозунгу Sola Scriptura с таких зауженных позиций, то мы обнаружим, что он и сам имеет очень сомнительное библейское обоснование – в лучшем случае обоснование самого себя самим собой. Поэтому эти два догмата нужно разумно согласовывать, помня об их происхождении.

Здесь самое время привести Библейское обоснование догмата Троицы.  В подтверждение ему можно привести много отдельных текстов, но я считаю, что в при разговоре о Троице правильнее будет дать ссылку примерно такого вида: (Быт. 1:1 — Откр. 22:21). Обосновываться этот догмат должен не отдельными стихами из Библии, а всей Библией целиком. А разве может быть иначе?

Сегодня среди христиан стала популярной дурная практика считать библейским обоснованием любой тезис, который можно закончить ссылкой на библейский стих в скобках. А так как заканчивать свои тезисы ссылкой в скобках любят абсолютно все авторы духовно-назидательной литературы, то в таком случае более убедительными выглядят тезисы, которые озвучивают более авторитетные авторы (то есть, принадлежащие к той же церкви, что и читатель). Такой выборочный и фрагментированный подход к Библии является неправильным, так как библейские стихи не являются некими семантическими единицами, из которых, как из кирпичиков, можно собирать доктрины. Деление Библии на стихи было обусловлено в большей степени требованиями литургической практики. Но то, что уместно при совершении литургии, совсем не уместно при исследовании Библии, хотя именно так многими изучение Библии и воспринимается. С этой ошибочной точки зрения хорошо знает Библию тот, кто может на память процитировать заученные наизусть стихи. Как правило, из таких «памятных стихов» в голове постепенно образуется каша. То, что библейские знания укладываются в голове в виде каши, можно диагностировать по следующему признаку – когда человек заканчивает чтение какого-то послания Павла, он не может сказать, о чем говорится в начале этого послания или в его середине. (Спрашивается, зачем читал? Потому что сам процесс чтения нравился?)

Самое неприятное происходит, когда христиане начинают полагать, что догматическое богословие должно базироваться на тех же принципах каши из текстов, и негодуют, видя, что оно основано на диалектическом подходе к Библии. То есть, непосредственно на той Евангельской вести, которая возвещалась миру еще до того, как была написана первая строчка книг Нового Завета. На вести о Боге, Который открылся людям во всей полноте Своей любви, равной которой нет больше на свете.

Библия оставляет место тайне, потому что в ней содержится истина. В Библии нет рассказов об устройстве горнего мира так же, как в ней нет рассказов о китах и слонах, на которых стоит земля согласно индийским Ведам. Бог не дает людям то, что они не могут понять. Поэтому он не дал людям и энциклопедических знаний о Себе. То, что было явлено и открыто людям, церковь обобщила в тринитарном догмате. Этот догмат существует в христианстве на протяжении почти двух тысяч лет, и никто не смог заменить его чем-то лучшем. Поэтому его нужно просто попытаться понять, а не отодвигать в сторону, если он в чем-то непонятен.


6 марта 2009


Другие новости по теме:

  • Унылый перфекционизм
  • Где находится Бог?
  • Противники изображений Христа в капкане ереси
  • Почему человек подвержен беспокойству?
  • Можно ли верить во что-то духовное, не веря в Бога?
  • О наших мыслях
  • О подлинности тринитарной формулировки в Матф. 28:19
  • Если Иисус Бог, то почему Он вел себя как человек?
  • Главная тема Евангелия

  • Комментарии



    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.





    Адвентисты седьмого дня
    Христианские новости
    Библеистика
    История церкви и христианства
    Церковная жизнь
    Проповеди
    Блог
    Публикации друзей нашего сайта

    Если Вы хотели бы сообщить об ошибке в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
    Remote_NewsBlock loading...


    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru